5 Глава 20. Ицхак и Авимелех в Гераре и в Беэр-Шеве

(26:1) И был голод в стране, кроме первого голода, который был во дни Авраама; и пошел Ицхак к Авимелеху, царю филистимскому, в Герар. (2) И явился ему Господь, и сказал: «Не спускайся в Египет; поселись в земле, о которой Я скажу тебе. (3) Поживи в этой земле, и Я буду с тобою и благословлю тебя; ибо тебе и потомству твоему дам Я все земли эти, и клятву осуществлю, которою Я клялся Аврааму, отцу твоему. (4) И умножу потомство твое, как звезды небесные; и дам потомству твоему все земли эти; и благословятся в потомстве твоем все народы земли, (5) За то, что послушался Авраам гласа Моего и хранил заповеданное Мною: повеления Мои, уставы Мои и учения Мои.

(6) И поселился Ицхак в Гераре. (7) И спросили люди места того о жене его, и он сказал: «Она сестра моя»; потому что боялся сказать «жена моя», – как бы не убили меня жители места сего из-за Ривки, потому что она хороша видом.

(8) И было, когда минуло ему там много дней, посмотрел Авимелех, царь филистимский, в окно и увидел, что Ицхак играет с Ривкою, женою своею. (9) И призвал Авимелех Ицхака, и сказал: «Вот, это жена твоя; как же ты сказал: она сестра моя?» И сказал ему Ицхак: «Потому что я думал, – может быть умру из-за нее». (10) И сказал Авимелех: «Что же это ты сделал нам? Едва возлежал бы один из народа с женою твоей, – и ты навел бы на нас грех!». (11) И приказал Авимелех всему народу, сказав: «Кто прикоснется к этому человеку и к жене его, тот будет предан смерти».

(12) И сеял Ицхак в земле той, и получил в тот год во сто крат, и благословил его Господь. (13) И стал великим человек сей, и возвеличивался больше и больше, до того, что стал весьма великим. (14) И были у него стада мелкого и стада крупного скота, и много прислуги; и завидовали ему филистимляне. (15) И все колодцы, которые выкопали рабы отца его, во дни Авраама, отца его, завалили филистимляне и наполнили их землею. (16) И сказал Авимелех Ицхаку: «Уйди от нас, ибо ты гораздо сильнее нас».

(17) И ушел оттуда Ицхак, и расположился в долине Герарской, и поселился там. (18) И вновь выкопал Ицхак колодцы воды, которые выкопали во дни Авраама, отца его, и которые завалили филистимляне после смерти Авраама, и назвал их именами, по именам, которыми назвал их отец его. (19) И копали рабы Ицхака в долине, и нашли там колодец воды живой. (20) И спорили пастухи Герарские с пастухами Ицхака, говоря: «Наша вода». И он нарек колодцу имя Эсек (Ссора) , потому что спорили с ним. (21) Когда выкопали другой колодец, то спорили также и о нем; и он нарек ему имя Ситна (Вражда). (22) И он двинулся оттуда, и выкопал иной колодец, о котором не спорили; и нарек ему имя Реховот (Простор), и сказал он: «Теперь Господь дал нам простор, и мы размножимся на земле».

(23) И взошел он оттуда в Беэр-Шеву. (24) И явился ему Господь в ту ночь, и сказал: «Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою: и благословлю тебя, и умножу потомство твое ради Авраама, раба Моего». (25) И он устроил там жертвенник, и призвал имя Господа. И раскинул там шатер свой, и выкопали там рабы Ицхака колодец.

(26) И пришел к нему Авимелех из Герара, и Ахузат, друг его, и Фихол, военачальник его. (27) И сказал им Ицхак: «Почему вы пришли ко мне, когда вы возненавидели меня и выслали меня от себя?» (28) Они сказали: «Видеть мы видели, что Господь был с тобою, и мы сказали: Да будет взаимная для нас клятва, между нами и тобою, и заключим с тобою союз, (29) Чтобы ты нам не делал зла, как и мы не дотрагивались до тебя, и как мы делали тебе только добро и отпустили тебя с миром. Ты теперь благословен Господом».

(30) Он сделал им пир, и они ели и пили. (31) И встали они рано утром, и поклялись друг другу; и отпустил их Ицхак, и они пошли от него с миром. (32) И было, в тот же день пришли рабы Ицхака и известили его о колодце, который копали они, и сказали ему: «Мы нашли воду». (33) И он назвал его Шива. Посему имя городу тому Беэр-Шева до сего дня.

20.1. Хронология двух рассказов об Ицхаке

Рассказ о пребывании Ицхака в Гераре и о его отношениях с Авимелехом, когда он называет Ривку своей сестрой, следует в Торе после рассказа о рождении Яакова и Эсава – и непонятно, как Ицхак мог бы называть Ривку своей сестрой, когда у них уже были довольно взрослые дети. А если второй рассказ происходит до первого, то почему Тора переставила их порядок?

Дело в том, что оба эти рассказа хронологически очень длинные. Например, первый рассказ – от женитьбы Ицхака до продажи первородства – занимает более 35 лет. Второй рассказ параллелен првому (а не происходит после него), и он тоже описывает события многих лет: Ицхак долго живет в Гераре, потом конфликтует с Авимелехом, далее события развиваются уже после смерти Авраама, затем Ицхак переходит в Беэр-Шеву и т.д. Таким образом, Ицхак поселяется в Гераре вскоре после женитьбы на Ривке, когда, у них еще нет детей. Два рассказа описывают с двух разных сторон события, происходившие параллельно в течение нескольких десятилетий.

Тора компонует рассказы по тематическому , а не по хронологическому принципу, и поэтому сначала рассказывает про родословную, про рождение Яакова и Эсава и про первородство, поскольку именно это является сутью жизни Ицхака как человека, передающего традицию. А потом уже переходит к описанию жизни Ицхака и к рассказу о том, как он сам развивался в процессе взаимоотношений с Авимелехом.

20.2. Ицхак продолжает путь Авраама

(1) И был голод в стране, кроме первого голода, который был во дни Авраама; и пошел Ицхак к Авимелеху, царю филистимскому, в Герар.

«Авимелех» (буквально «отец мой царь») – это титул для царей филистимлян, как «Фараон» для царей Египта; поэтому Авимелех, с которым общается Ицхак, – это не обязательно тот, с которым имел дело Авраам.

Тора обращает наше внимание на параллели событий в жизни Ицхака и в жизни Авраама. Чтобы продолжить путь Авраама, Ицхаку, прежде всего, необходимо было проявиться как его сыну; поэтому Ицхак должен пройти многое из того, что прошел Авраам, при том, однако, что Авраам преодолевал эти проблемы в категории хесед, а Ицхак проходит тот же путь в категории гвура. Авраам развивал, а Ицхак должен сохранить, поскольку без сохранения никакое продвижение не будет действенным. Поэтому все повествование об Ицхаке присоединено к Аврааму, и описание истории Ицхака начинается со слов: «Авраам родил Ицхака». И при угрозе голода, «как и в дни Авраама», Ицхак также идет к царю филистимлян, в Герар.

20.3. Ицхак не уходит из Страны Израиля

(2) И явился ему Господь, и сказал: «Не спускайся в Египет; поселись в земле, о которой Я скажу тебе».

Однако именно на фоне подобия раскрывается разница между Авраамом и Ицхаком: в отличие от отца, Ицхак не идет в Египет. Авраам, хесед, был направлен вовне, собирал искры святости из Вавилона и Египта. Ицхак же, гвура, должен был сохранить накопленное, и он всю свою жизнь проводит в пределах Страны Израиля.

Мидраш связывает это также с Акедой. Ицхак был вознесен на жертвенник, а вознесенная жертва (даже если жертвоприношение не состоялось) получает особый уровень святости и не имеет права покидать пределы Святой Земли.

После Герара Ицхак возвращается жить в район Беэр-Шевы, повторяя путь Авраама, и далее именно из Беэр-Шевы Яаков уходит в изгнание. Но когда Яаков возвращается, то он находит Ицхака в Хевроне; и дальше уже сам Яаков тоже живет там, так что Хеврон становится главным городом еврейской истории.

20.4. «Завет Праотцев»: народ, страна и наследие Авраама

(3) Поживи в этой земле, и Я буду с тобою и благословлю тебя; ибо тебе и потомству твоему дам Я все земли эти, и клятву осуществлю, которою Я клялся Аврааму, отцу твоему. (4) И умножу потомство твое, как звезды небесные; и дам потомству твоему все земли эти; и благословятся в потомстве твоем все народы земли, (5) За то, что послушался Авраам гласа Моего и хранил заповеданное Мною: повеления Мои, уставы Мои и учения Мои.

Мы уже отмечали, что завет Бога с праотцами говорит о наследии Авраама, о создании народа и о стране Израиля – т.е. о национально-государственном аспекте жизни. Учение праотцев является скорее системой ценностей, чем предписаний; формализованная же система заповедей появляется только при Моисее после Исхода из Египта.

Тора подчеркивает, что благословение дается Ицхаку лишь из-за Авраама: гвура сама не производит нового и призвана сохранять то, что создано хеседом.

20.5. Ицхак называет Ривку своей сестрой

(6) И поселился Ицхак в Гераре. (7) И спросили люди места того о жене его, и он сказал: «Она сестра моя»; потому что боялся сказать «жена моя», – как бы не убили меня жители места сего из-за Ривки, потому что она хороша видом. (8) И было, когда минуло ему там много дней, посмотрел Авимелех, царь филистимский, в окно и увидел, что Ицхак играет с Ривкою, женою своею. (9) И призвал Авимелех Ицхака, и сказал: «Вот, это жена твоя; как же ты сказал: она сестра моя?» И сказал ему Ицхак: «Потому что я думал, – может быть умру из-за нее». (10) И сказал Авимелех: «Что же это ты сделал нам? Едва возлежал бы один из народа с женою твоей, – и ты навел бы на нас грех!». (11) И приказал Авимелех всему народу, сказав: «Кто прикоснется к этому человеку и к жене его, тот будет предан смерти».

Столкнувшись с излишним вниманием жителей Герара («спросили о жене его»), Ицхак пытается действовать подобно Аврааму (гл.19).

Правильно ли поступает здесь Ицхак? Может быть, дополнительная осторожность – это хорошо. А может быть, наоборот: именно из-за этого у Ицхака и возник конфликт с Авимелехом. Возможно, Ицхак просто не замечает, что положение дел изменилось и угрозы, что кто-то посягнет на его жену теперь уже нет?

То, что Ицхак действует по прежним меркам, может быть воспринято нами как одна из проблем гвуры. Гвура считает, что ситуация не меняется, и как поступали раньше, так надо поступать и сегодня; ей трудно увидеть развитие в мире и признать, что самому тоже нужно меняться.

Являются ли слова Авимелеха показателем того, что Ицхак был не прав в своих опасениях? Или же, наоборот, со стороны Авимелеха это лицемерное действие, и без «царского оглашения» Ицхаку и Ривке действительно грозила бы опасность? Тора не дает нам однозначного ответа на этот вопрос. Подобные вопросы часто встают перед нами в жизни, и нам не остается ничего, кроме как положиться на свою интуицию. Надо только учитывать, что и тот и другой путь может обернуться ущербом; плохо недооценить опасность, но плохо и переоценить ее.

Для обозначения отношений Ицхака и Ривки Тора употребляет здесь слово «мецахек», смеяться, играть, заигрывать. Для Ицхака святость распространяется также и на его отношения с женой, и они неотделимы от смеха, как и весь его жизненный путь. (Но когда то же самое слово используется для описания отношения Ишмаэля к брату, 21:9, оно означает издевательство).

20.6. Ицхак – земледелец в святости

(12) И сеял Ицхак в земле той, и получил в тот год во сто крат, и благословил его Господь.

Ицхак был единственным из основателей еврейского народа, который занимался земледелием. И Авраам, и Яаков, и его сыновья, и потом Моисей, – все были скотоводами, земледельцем же был только Ицхак.

Земледелец и скотовод – конфликтующие профессии, и история человечества начинается с того, что земледелец Каин убивает скотовода Авеля.

Земледелие изначально было тяжелым занятием. Когда Адам изгоняется из райского сада, то сказано «проклята земля для тебя» (3:17), она растит не то, что человек сеет. Поэтому Авель занимается скотоводством, более легкой работой, а Каин трудится намного тяжелее, он пытается справиться с тяжестью земледелия – и, в результате, не выдерживает такой ноши. Проблема столкновения скотоводства и земледелия была одной из причин продажи Йосефа: братья были скотоводы, а Йосеф хотел не только сам заниматься земледелием, но и склонить к этому братьев («мы вяжем снопы» (37:7); и за это был отправлен в Египет управлять земледелием, но эту историю мы обсудим в следующей части наших комментариев к Книге Бытия).

Скотоводу легче быть человеком духовным. В фундаменте еврейского религиозного сознания лежит образ скотовода-пастуха, «пастыря». (Отметим, что также и в арабской ментальности бедуин-скотовод рассматривается как стоящий гораздо выше феллаха-земледельца). Скотовод – это человек свободный, он смотрит на небо, он общается со всем миром, не привязан к определенному месту, постоянно движется и видит новое – в отличие от земледельца, который не поднимает головы от своего участка, ничего вокруг себя не видит, других мест не знает и поэтому ограничен.

На самом деле, конечно, потенциал земледелия (и в материальном, и в духовном плане) гораздо выше, но реализовать его несравненно труднее. И поэтому лишь позже, когда еврейский народ уже сформируется и можно будет поставить ему задачу следующего уровня сложности, главным занятием евреев станет земледелие.

Земля притягивает к себе человека, и в духовном плане это очень неоднозначный процесс. Не случайно фашистские движения Европы в 20 веке выросли из романтизации природы, из походов по своей стране, из воспевания ее «души». Даже романтика Страны Израиля может быть опасной вещью, и в душе социума обязательно должен быть некий противовес, чтобы эта романтика не поработила нас. Земля дает огромные силы, но она опасна. И среди праотцев только Ицхак был способен поднять такую тяжелую ношу, как земледелие, и через него получить благословение Бога. Ибо Ицхак – это святость во всем: в земледелии, в копании колодцев, в «игре с Ривкой» и в поедании двух козлят для благословения сына (27:9).

Ицхак может справиться с величием земли и остаться духовно правильным, потому что его собственная святость властвует над природой. Он настолько силен, что земля его не порабощает. И это качество необходимо приобрести еврейскому народу для того, чтобы в будущем поселиться в Стране Израиля, заниматься в ней сельским хозяйством и при этом не быть порабощенным землей.

(Отметим также, что «стократный урожай» – «сто мер», «Меа Шеарим» – название известного иерусалимского квартала, одного из первых (1874 г.) за пределами Старого Города Иерусалима).

20.7. Ненависть филистимлян к Ицхаку

(13) И стал великим человек сей, и возвеличивался больше и больше, до того, что стал весьма великим. (14) И были у него стада мелкого и стада крупного скота, и много прислуги; и завидовали ему филистимляне. (15) И все колодцы, которые выкопали рабы отца его, во дни Авраама, отца его, завалили филистимляне и наполнили их землею.

Тора подчеркивает богатство Ицхака, поскольку это часть его служения Всевышнему. В богатстве, которое построено на труде, нет ничего плохого. Божественное – это полнота жизни, а вовсе не «урезание» ее до «чисто духовных аспектов». Поэтому идеализирование бедности чуждо Торе.

Но богатство Ицхака вызывает зависть со стороны филистимлян, которые не просто «завалили колодцы», но и «наполнили их землей», чтобы даже этого места нельзя было потом найти: они были готовы уничтожить собственный источник благосостояния, лишь бы Ицхак не продвигался. Это важный урок еврейскому народу: ненависть к нашим успехам столь сильна, что не следует надеяться договориться с нашими врагами на основе взаимовыгодного сотрудничества («они же неглупые люди, они же должны понимать собственную выгоду») – это ошибка, которую евреи совершают во все века, вплоть до сегодняшней ситуации в Израиле.

20.8. Необходимое отдаление евреев от народов мира

(16) И сказал Авимелех Ицхаку: уйди от нас, ибо ты гораздо сильнее нас.

Выражение «сильнее нас» не означает, что Ицхак сильнее филистимлян; правильнее было бы перевести его: «ты слишком сильный для нас» – больше, чем мы можем себе позволить. Другой возможный вариант перевода: «ибо ты слишком сильный – от нас», т.е. ты взял это богатство от нас. Хотя формально твое богатство законно, ты заработал его в нашей стране, а значит на самом деле ты ограбил нас, взял от нашего. И поэтому лучше уходи.

Однако, было бы неправильно воспринимать слова Авимелеха в чисто негативном плане. На самом деле, для того, чтобы народы мира восприняли еврейский свет, евреи должны быть немного в стороне от них, нужна дистанция. На сознательном уровне Авимелех хочет изгнать Ицхака из-за возникшей неприязни, но подсознательно здесь есть пожелание, чтобы он просто отодвинулся подальше – именно для того, чтобы мог начаться конструктивный контакт. Позже Авимелех приходит к Ицхаку, чтобы заключить союз: он понимает, что Ицхак благословлен, однако это понимание не может возникнуть, пока Ицхак живет рядом, в Гераре.

Чтобы суметь правильно повлиять на народы мира, нам нужно отделиться от них, создать дистанцию. Иначе, при попытке жить рядом, у народов мира «перегорают пробки», они не могут этого вынести, и начинается конфликт.

20.9. Ицхак уходит от филистимлян и самостоятельно копает колодцы

(17) И ушел оттуда Ицхак, и расположился в долине Герарской, и поселился там. (18) И вновь выкопал Ицхак колодцы воды, которые выкопали во дни Авраама, отца его, и которые завалили филистимляне после смерти Авраама, и назвал их именами, по именам, которыми назвал их отец его. (19) И копали рабы Ицхака в долине, и нашли там колодец воды живой. (20) И спорили пастухи Герарские с пастухами Ицхака, говоря: «Наша вода». И он нарек колодцу имя Эсек (Ссора) , потому что спорили с ним. (21) Когда выкопали другой колодец, то спорили также и о нем; и он нарек ему имя Ситна (Вражда). (22) И он двинулся оттуда, и выкопал иной колодец, о котором не спорили; и нарек ему имя Реховот (Простор), и сказал он: «Теперь Господь дал нам простор, и мы размножимся на земле».

Колодцы (как и реки) – это источник не только физической, но и духовной воды. Их имена призваны отразить центральные параметры окружающего мира, цели и ценности.

Ицхак не только заботится о воде, но и восстанавливает имена, данные Авраамом, т.к. гвура развивается правильно, только если помнит, что ее источником является хесед.

Но далее мы видим различие их путей. В отличие от Авраама, положение Ицхака среди местных народов проблематично, филистимляне конфликтуют с ним. Ицхак ведет себя «ре-активно», т.е. он не планирует развитие сам, а реагирует на сложившиеся обстоятельства. Еврейская традиция считает, что с Ицхака начинается период «изгнания и угнетения длиной в 400 лет», о котором Бог сообщил Аврааму, когда заключил с ним завет между рассеченными частями (15:13). Хотя Ицхак и живет в Стране Израиля, он уже не имеет того признания, которое было у Авраама, и это может пониматься как «начало изгнания».

Сначала Ицхак не хочет уходить далеко, он поселяется в «долине Герара», но конфликты не прекращаются. Даже когда рабы Ицхака находят колодец «воды живой» (т.е. вода в этом колодце активно прибывает сама собой), это не создает мира. Только когда Ицхак решает уйти существенно дальше, отодвинуться от филистимлян, ситуация становится лучше.

И еще один важный урок: новый колодец копают не слуги Ицхака, а он сам (стих 22), – и тогда он получает «Реховот», простор на земле. Когда мы копаем колодцы – и физические, и духовные – сами, не полагаясь на слуг, то наше место в мире изменяется.

Ицхак, столкнувшись с конфликтом, отходит. В этом проявляется категория гвура, которая стремится не к распространению, а к сохранению. Главное при таком подходе – не сломаться и не отчаяться, продолжать копать колодцы. Ицхак поступает именно так, и поэтому побеждает.

20.10. Уйдя от Авимелеха, Ицхак начал распространять Имя Бога

(23) И взошел он оттуда в Беэр-Шеву. (24) И явился ему Господь в ту ночь, и сказал: «Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою: и благословлю тебя, и умножу потомство твое ради Авраама, раба Моего». (25) И он устроил там жертвенник, и призвал имя Господа. И раскинул там шатер свой, и выкопали там рабы Ицхака колодец.

Бог начинает обращение к Ицхаку, как и ранее к Аврааму (15:1), со слов «не бойся». И это относится не только к внешнему врагу (т.е. Ицхак не должен бояться Авимелеха), но прежде всего ко внутренним проблемам, к страху потерять достигнутый уровень из-за своих неправильных действий. Авраам опасался воевать, боялся проявить излишнюю жесткость, гвуру; а Ицхак опасается собственной активности, достижения «реховот», простора.

Получив Божественную поддержку, Ицхак смог обратиться к миру: он «устроил жертвенник и призывал Имя Бога», т.е. начал распространять Учение. Кроме того, он «раскинул шатер» – начал приглашать путников учиться у него, как это делал Авраам. И тогда рабы Ицхака выкопали колодец, т.е. они тоже начали распространять учение. И лишь когда Ицхак поднялся до этого уровня, Авимелех пришел к нему с просьбой о благословении.

Вначале, когда колодцы копают «рабы» (слуги, они же ученики и последователи) Ицхака, эта деятельность не приводит к успеху, т.к. филистимляне захватывают воду. Нужно, чтобы сам Ицхак, учитель, откопал колодец и дал его воду миру. Но при дальнейшем продвижении, когда Ицхак отодвигается от Авимелеха и широко («реховот») строит свое отдельное пространство, свой отдельный мир, он не только получает дополнительное благословение, но и обретает способность начать распространять в мире Имя Господа. И тогда колодцы, которые копают рабы Ицхака, приносят ему успех.

20.11. Когда евреи строят свой отдельный мир, народы приходят к ним сами

(26) И пришел к нему Авимелех из Герара, и Ахузат, друг его, и Фихол, военачальник его. (27) И сказал им Ицхак: «Почему вы пришли ко мне, когда вы возненавидели меня и выслали меня от себя?» (28) Они сказали: «Видеть мы видели, что Господь был с тобою, и мы сказали: Да будет взаимная для нас клятва, между нами и тобою, и заключим с тобою союз, (29) Чтобы ты нам не делал зла, как и мы не дотрагивались до тебя, и как мы делали тебе только добро и отпустили тебя с миром. Ты теперь благословен Господом».

(30) Он сделал им пир, и они ели и пили. (31) И встали они рано утром, и поклялись друг другу; и отпустил их Ицхак, и они пошли от него с миром.

После того, как Ицхак построил свой мир отдельно от филистимлян и доказал им свою успешность, его отношения с Авимелехом изменяются. Авимелех начинает опасаться Ицхака («чтобы ты не делал нам зла»). Не забывая выставлять себя в положительном свете («как мы делали тебе только добро»), он теперь признает, что Ицхак «благословен Господом».

Когда мы отделяемся от народов мира и сами добиваемся успеха, это приносит гораздо большее «прославление Божественного имени», чем наша помощь народам, когда мы живем среди них. Никакое обретенное в Гераре богатство не помогает Ицхаку: Авимелех все равно считает, что достижения Ицхака нелегитимны, а филистимляне засыпают его колодцы. Только когда Ицхак строит свою жизнь отдельно от окружающих народов, они признают, что достигнутое принадлежит Ицхаку по праву, что на нем Божественное благословение, и ищут с ним мира и союза.

Ситуация при этом складывается иная, чем была при аналогичном приходе Авимелеха к Аврааму. Авраам говорит о проблемах колодцев уже после заключения союза, поэтому получает весьма уклончивый ответ (21:26). Ицхак же начинает с претензий к Авимелеху (стих 27), и это – проявление гвуры. При этом Ицхак дает Авимелеху клятву, которая действует только на время жизни Ицхака, но не заключает с ним союз, распространяющийся на дальнейшие поколения, как тот просил, и как это прежде сделал Авраам. Гвура справляется с внешним конфликтом гораздо лучше, чем это делает хесед.

20.12. Имя городу тому Беэр-Шева

(32) И было, в тот же день пришли рабы Ицхака и известили его о колодце, который копали они, и сказали ему: «Мы нашли воду». (33) И он назвал его Шива. Посему имя городу тому Беэр-Шева до сего дня.

Сразу после того, как Авимелех признал величие Ицхака, в тот же день его рабы (слуги, ученики) уже сами находят воду, то есть сами развивают и продвигают учение дальше. Ицхак, самостоятельно выкопав новый колодец, показал им путь, и далее поддерживает их усилия, давая имя колодцу, который выкопали уже они. Это показывает, что Ицхак не только научился идти по новым путям (а это тяжело для гвуры), но и научил такому подходу своих учеников. Для него это огромное продвижение.

Название колодца и города (Шива, Беэр Шева) переосмысляется здесь еще раз. При Аврааме оно связывалось с клятвой и с семью овцами (21:28), теперь же, как отмечает мидраш, оно связано с тем, что это седьмой колодец, который выкопал Ицхак со своими слугами (предыдущими были три откопанных колодца Авраама, и еще три – Эсек, Ситна и Реховот). Семь же – число, завершающее полноценность естественного цикла развития, и давая это имя Ицхак хотел подчеркнуть цельность и завершенность своей деятельности.

Лицензия

Ицхак и Яаков Copyright © by Пинхас Полонский. All Rights Reserved.

Поделиться книгой