13 Глава 28. Встреча Яакова с Эсавом

(33:1) И взглянул Яаков, и увидел: вот, Эсав приходит, и с ним четыреста человек. И расставил он детей при Лее и при Рахели, и при двух рабынях. (2) И поставил рабынь и детей их впереди, а Лею и детей ее позади, а Рахель и Йосефа последними. (3) А сам прошел пред ними и поклонился до земли семь раз, пока подходил к брату своему.

(4) И побежал Эсав к нему навстречу, и обнял его, и пал на шею его, и целовал его, и они плакали. (5) И поднял глаза свои, и увидел жен и детей, и сказал: «Кто это у тебя?» И сказал тот: «Дети, которых Бог даровал рабу твоему». (6) И подошли рабыни, они и дети их, и поклонились. (7) Подошла и Лея и дети ее, и поклонились; а потом подошли Йосеф и Рахель, и поклонились.

(8) И сказал: «Что это у тебя за отряд, который я встретил?» И сказал (Яаков): «Чтобы найти милость в глазах господина моего». (9) И сказал Эсав: «Есть у меня много, брат мой; пусть у тебя будет то, что твое». (10) Но Яаков сказал: «О нет, если я нашел милость в глазах твоих, то прими дар мой от руки моей, за то, что я увидел лицо твое, как увидел лицо ангела, и ты был благосклонен ко мне. (11) Прими же мой дар, который поднесен тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все».

(12) И упросил он его; и тот взял. И сказал: «Поднимемся и пойдем; и я пойду пред тобою».(13) Но он сказал ему: «Господин мой знает, что дети нежны, а мелкий и крупный скот у меня дойный; и если гнать его целый день, то помрет весь скот. (14) Пусть же пойдет господин мой впереди раба своего, а я поведу медленно, поступью скота, что предо мною, и поступью детей, пока не приду к господину моему в Сеир». (15) И сказал Эсав: «Так приставлю к тебе из людей, которые при мне». А он сказал: «К чему это? Только бы мне найти благоволение в очах господина моего».

(16) И возвратился Эсав в тот же день путем своим в Сеир. (17) А Яаков двинулся в Суккот и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши, поэтому он нарек имя месту Суккот.

28.1. Встреча

(1) И взглянул Яаков, и увидел: вот, Эсав приходит, и с ним четыреста человек. И расставил он детей при Лее и при Рахели, и при двух рабынях. (2) И поставил рабынь и детей их впереди, а Лею и детей ее позади, а Рахель и Йосефа последними.

Тех, кто более важен для Яакова, он ставит дальше от опасности.

(3) А сам прошел пред ними и поклонился до земли семь раз, пока подходил к брату своему.

Более точный перевод: «и распростерся (в поклоне) на земле». Семь поклонов подчеркивают полноту признания Яаковом старшинства Эсава (семь – число полноты природы).

(4) И побежал Эсав к нему навстречу, и обнял его, и пал на шею его, и целовал его, и они плакали.

Вопреки ожиданиям, Эсав не нападает на Яакова, а обнимает и целует его. Возможно, это происходит потому, что Яаков хромает. Хромающий Яаков – это не конкурент, а брат-неудачник, его можно и пожалеть.

(Историческая параллель: когда треть еврейского народа погибла в Катастрофе Холокоста, то мировое сообщество в порыве сострадания согласилось даже предоставить евреям право на создание государства Израиль, выделив им при этом не только крошечную, но и разорванную на три куска территорию. Однако сильный, гордый и самостоятельный Израиль в библейских границах создает для Эсава проблему – ведь тогда он становится учителем человечества, отодвигая Эсава в сторону).

28.2. Яаков преклоняется перед Эсавом

(5) И поднял глаза свои, и увидел жен и детей, и сказал: «Кто это у тебя?» И сказал тот: «Дети, которых Бог даровал рабу твоему».

(6) И подошли рабыни, они и дети их, и поклонились. (7) Подошла и Лея и дети ее, и поклонились; а потом подошли Йосеф и Рахель, и поклонились. (8) И сказал: «Что это у тебя за отряд, который я встретил? И сказал (Яаков): «Чтобы найти милость в глазах господина моего». (9) И сказал Эсав: «Есть у меня много, брат мой; пусть у тебя будет то, что твое». (10) Но Яаков сказал: «О нет, если я нашел милость в глазах твоих, то прими дар мой от руки моей, за то, что я увидел лицо твое, как увидел лицо ангела, и ты был благосклонен ко мне. (11) Прими же мой дар, который поднесен тебе, потому что Бог даровал мне, и есть у меня все». (12) И упросил он его; и тот взял.

Когда Яаков посылал посланцев к Эсаву, он повелел им (32:5): «Так скажите господину моему Эсаву: так сказал раб твой Яаков» – и вряд ли можно считать это просто вежливостью. А здесь мы читаем, что Яаков «поклонился (распростерся на земле) семь раз, пока подходил к брату своему». И дело не только в том, что Яаков стремится задобрить Эсава, чтобы избежать столкновения – на самом деле, ситуация сложнее. На это указывает, в частности, то, что когда Эсав отказывается от подарков Яакова, тот отвечает: «Нет, прими дар за то, что я увидел лицо твое, как увидел лицо ангела».

Яаков явно переходит все разумные границы вежливости, и его отношение к Эсаву настолько подобострастно, что вызывает у нас недоумение. Причина этого в том, что он все еще Яаков (а не Израиль), и для него Эсав – объект преклонения. Яаков не просто кланяется Эсаву, он преклоняется перед ним. Обороты, которые использует Яаков: «увидел лицо твое», «чтобы найти милость в глазах господина моего» обычно употребляются в Торе по отношению к Богу, а не к людям. Видимо, Яаков совершенно искренне смотрит на Эсава как на нечто высшее и чуть ли не боготворит его. Он отнюдь не заискивает перед Эсавом и не льстит ему, — но на самом деле искренне видит его величие, чувствует, что ему не хватает многого из того, что есть у Эсава. Подобострастие Яакова здесь связано не со страхом перед Эсавом, но только с трепетом: он боится войти в конфликт со своим великим братом, потому что сам Яаков еще не закончил приобретение качеств Израиля, это имя ему пока еще только обещано.

Из слов «я увидел лицо твое, как увидел лицо ангела» мидраш делает вывод, что Яаков боролся именно с ангелом Эсава. Победа над ангелом, т.е. внутренняя победа над Эсавом в себе, очень важна, без нее Яаков не мог бы с Эсавом даже встретиться. Но пока духовная победа не будет воплощена в материальном мире, она еще не реализована. Процесс превращения Яакова в Израиля еще не завершен.

Хотя преклонение Яакова перед Эсавом, конечно, преувеличено, в нем есть важное позитивное ядро. Есть очень много такого, чему Яаков должен научиться у Эсава (т.е. чему евреи должны научиться у Западной цивилизации), и курс обучения далеко не закончен. Разумеется, Эсав не является праведником; более того, раньше он собирался убить Яакова. Но, тем не менее, Яаков искренне восхищается братом, потому что только восхищаясь он сможет перенять у него качества, необходимые ему для собственного развития.

Осознавая свое несовершенство и отставание от Эсава, Яаков не начинает пестовать в себе комплекс неполноценности, но наоборот, честно высказывает свое восхищение и стремится приобрести недостающие качества, имеющиеся у брата. Пренебрежение культурой Эсава было бы совершенно неправильным подходом. Создание Израиля – синтез Яакова и Эсава – делается на основе Яакова (а не Эсава) именно потому, что Яаков проявляет желание к такому синтезу, а Эсав нет. Если же еврейство (как иногда это случается) абсолютизирует «изоляционизм», думает, что нам не нужно ничего перенимать от других народов и восхищаться достижениями чужой культуры, то оно рискует вообще не стать Израилем.

Несмотря на преклонение перед Эсавом, Яаков боролся с его ангелом и победил его в самом себе. Он стремится не уничтожить силу Эсава, а дойти до правильной интеграции с ней – ведь только так он может стать Израилем. И, в конце концов, дело закончится победой Яакова: Эсав сам уступает ему центральное место в Святой Земле и переселяется в Сеир.

28.3. Яаков отстраняется от Эсава

И сказал: «Поднимемся и пойдем; и я пойду пред тобою». (13) Но он сказал ему: «Господин мой знает, что дети нежны, а мелкий и крупный скот у меня дойный; и если гнать его целый день, то помрет весь скот. (14) Пусть же пойдет господин мой впереди раба своего, а я поведу медленно, поступью скота, что предо мною, и поступью детей, пока не приду к господину моему в Сеир. (15) И сказал Эсав: «Так приставлю к тебе из людей, которые при мне». А он сказал: «К чему это? Только бы мне найти благоволение в очах господина моего».

Хотя Яаков восхищается Эсавом, он благоразумно отказывается не только от его общества (не идет вместе с ним), но и от его охраны (не хочет сопровождения людей Эсава). Для текущего обеспечения безопасности люди Эсава полезны, но в дальнейшем именно они могут стать источником проблем. Яаков нуждается в корректных взаимоотношениях с Эсавом, но не в его прямой поддержке.

28.4. Приход в Суккот

(16) И возвратился Эсав в тот же день путем своим в Сеир. (17) А Яаков двинулся в Суккот и построил себе дом, и для скота своего сделал шалаши, поэтому он нарек имя месту Суккот.

Суккот – это построение дома («сукки», шалаша) как для семьи Яакова, так и для его скота. В этих двух стихах, повествующих, казалось бы, только о географических передвижениях, Каббала видит указание на структуру мироздания, выраженную в еврейских праздниках. Прежде чем Яаков входит в Суккот, Эсав отсылается в Сеир («сеир» означает «козел»; да и сам Эсав еще при рождении характеризуется как «саар», волосатый, 25:24), и этот уход Эсава символизируется «козлом отпущения» в Йом Киппур. Суккоту, обретению дома, предшествует отделение зла, отсылание козла отпущения «к Азазелу в пустыню» (Левит 16:8).

Яаков говорит Эсаву: «…пока не приду в Сеир», – но он не идет туда сразу. Мидраш говорит, что Яаков придет в Сеир только в мессианские времена, «когда взойдут спасители на гору Сион, чтобы судить гору Эсава, и будет Господу царство» (Овадья 1:12). После того как мир будет исправлен, Сеир перестанет быть обиталищем только лишь Эсава, туда придет Яаков. А тогда «козел отпущения», «Сеир», символизирующий злое начало, уже не должен будет отсылаться прочь и сможет занять подобающее ему место в структурах святости.

Праздник Суккот связан с Исходом из Египта: «И отправились сыны Израилевы из Рамсеса в Суккот», «в первом месяце, в пятнадцатый день… и расположились станом в Суккот». (Исход 12:37, Числа 33:3-5). Это указывает, что в идеале праздник Суккот должен быть присоединен к Песаху, следовать сразу за ним. Но идеальные планы Исхода не были реализованы. Не все цели были достигнуты сразу, некоторые были оставлены на будущее. Поэтому Суккот – символ мессианских времен, и не случайно в этот праздник все народы мира приходят в Храм (Захария 14:16). По этой причине праздник Суккот был отодвинут на осень и поставлен после Йом-Киппура, чтобы ему предшествовало отсылание «козла отпущения» и исправление мира.

Лицензия

Ицхак и Яаков Copyright © by Пинхас Полонский. All Rights Reserved.

Поделиться книгой