16 Глава 31. Рождение Биньямина и возвращение в Хеврон

(35:16) И отправились они из Бейт-Эля. И было еще некоторое расстояние до Эфраты, как Рахель родила; и роды ее были трудны. (17) И было, когда она напрягалась при родах, повитуха сказала ей: «Не бойся, ибо и это тоже тебе сын». (18) И было, с выходом души ее, ибо она умирала, нарекла ему имя Бен-Они. Но отец назвал его Биньямином.

(19) И умерла Рахель, и погребена на дороге в Эфрату, он же Бейт-Лехем (Вифлеем). (20) И поставил Яаков памятник над могилой ее. Это надгробный памятник Рахели до сего дня.

(21) И отправился Израиль, и раскинул шатер свой за Мигдаль-Эдером. (22) И было, во время пребывания Израиля в той стране, пошел Реувен и лег с Билhой, наложницею отца своего. И услышал Израиль.

И было сыновей Яакова двенадцать. (23) Сыновья Леи: первенец Яакова Реувен, и Шимон, и Леви, и Йеhуда, и Иссахар, и Зевулун. (24) Сыновья Рахели: Йосеф и Биньямин. (25) Сыновья Билhи, рабыни Рахели: Дан и Нафтали. (26) А сыновья Зилпы, рабыни Леи: Гад и Ашер. Это сыновья Яакова, которые родились у него в Падан-Араме.

(27) И пришел Яаков к Ицхаку, отцу своему, в Мамрэ Кирьят-Арба, он же Хеврон, где проживали Авраам и Ицхак. (28) И было дней Ицхака сто восемьдесят лет. (29) И скончался Ицхак, и умер, и приобщен был к народу своему, старый и насыщенный днями; и погребли его Эсав и Яаков, сыновья его.

31.1. Рождение Биньямина

(16) И отправились они из Бейт-Эля. И было еще некоторое расстояние до Эфраты, как Рахель родила; и роды ее были трудны. (17) И было, когда она напрягалась при родах, повитуха сказала ей: «Не бойся, ибо и это тоже тебе сын». (18) И было, с выходом души ее, ибо она умирала, нарекла ему имя Бен-Они. Но отец назвал его Биньямином.

Поскольку цикл изгнания завершен, Яаков уходит из Бейт-Эля и направляется в Хеврон, к Ицхаку. Однако по дороге, не дойдя до Хеврона, умирает Рахель.

Имена всем сыновьям Яакова давали его жены, а Яаков был пассивен. Рахель, умирая, дает также и новорожденному ребенку имя«Бен-Они», сын моего горя, однако Яаков изменяет его на «Биньямин», сын правой руки. Несмотря на трагедию смерти Рахели, жизнь должна продолжаться.

Биньямин открывает новую главу в формировании израильской идентичности: он рождается уже в Стране Израиля. И одновременно с его рождением прекращается пассивность Яакова, ставшего Израилем. Можно сказать, что Биньямин, первый из детей Яакова, родившийся уже у Израиля, и есть настоящий Израиль.

Отныне все колена Израиля определяются по их отношению к Биньямину, Израилю от рождения, и это образует фон для дальнейшей истории о Йосефе и его братьях. Будущий спор Йосефа и Йеhуды (при их столкновении в Египте) о том, с кем из них останется Биньямин, будет на самом деле спором о том, кто из них является настоящим продолжением Праотцев.

Биньямин обладает очень многими важными качествами. Он не участвовал в конфликте Йосефа и братьев, и поэтому он может объединить народ. Его удел находится между Йеhудой и Йосефом, в самом центре Страны. В его уделе расположен Храм (т.е. Храмовая гора; остальная же часть древнего Иерусалима относится к колену Йеhуды). Из колена Биньямина происходит Саул, первый из царей Израиля, объединивший колена в одно государство.

Вместе с тем, Биньямин, будучи младшим, слишком заботится о своей независимости, подозревая другие колена в попытках занять по отношению к нему доминирующее положение. Иногда это приводило к тяжелым последствиям, и однажды даже к войне, в которой колено Биньямина чуть не погибло (Судьи 20:13).

31.2. Смерть и похороны Рахели

(19) И умерла Рахель, и погребена на дороге в Эфрату, он же Бейт-Лехем (Вифлеем). (20) И поставил Яаков памятник над могилой ее. Это надгробный памятник Рахели до сего дня. (21) И отправился Израиль, и раскинул шатер свой за Мигдаль-Эдером.

Гробница Рахели является до сего дня одной из важнейших еврейских святынь и местом паломничества. При этом памятник Рахели ставит Яаков (стих 20), но далее к Ицхаку в Хеврон отправляется уже Израиль (стих 21).

Яаков уходил в изгнание в две стадии – сначала от семьи (из Хеврона), а потом из страны (из Бейт-Эля). И возвращается он тоже в две стадии – сначала в Бейт-Эль (получив имя Израиль) и затем к отцу в Хеврон.

По дороге же из Бейт-Эля в Хеврон он должен пережить кризис смерти Рахели и перестройки взаимоотношений в семье.

31.3. История с Реувеном и Билhой

(22) И было, во время пребывания Израиля в той стране, пошел Реувен и лег с Билhой, наложницею отца своего. И услышал Израиль.

И было сыновей Яакова двенадцать. (23) Сыновья Леи: первенец Яакова Реувен, и Шимон, и Леви, и Йеhуда, и Иссахар, и Зевулун. (24) Сыновья Рахели: Йосеф и Биньямин. (25) Сыновья Билhи, рабыни Рахели: Дан и Нафтали. (26) А сыновья Зилпы, рабыни Леи: Гад и Ашер. Это сыновья Яакова, которые родились у него в Падан-Араме.

Сообщение о том, что Реувен «лег с Билhой», продолжается в том же стихе (хотя здесь есть «абзац в середине стиха», поскольку тема изложения меняется) словами «и было сыновей Яакова двенадцать» – т.е. Реувен не исключен ни из числа сыновей Яакова, ни из списка родоначальников колен. Согласно традиции, это указывает, что его преступление не было столь серьезным, как это может показаться нам из простого чтения текста Торы.

Мидраш утверждает, что Реувен не находился в интимных отношениях с Билhой, но всего лишь привел в беспорядок ложе отца, улегшись там, где сыну не положено было находиться. Такого рода поведение рассматривается как тяжелый грех и уподоблено прелюбодеянию, но, конечно, на самом деле им не является.

(Если бы прелюбодеяние действительно произошло, то колено Реувена после прихода в Страну Израиля не смогло бы участвовать в заключении Завета на горе Гризим и Эваль и произнести «амен», когда было сказано: «Проклят тот, кто ляжет с женою своего отца… И скажет весь народ “амен”», Втор. 27:20).

Реувен – самый «человечно-простой» из сыновей Яакова, и его действия, как достойные так и ошибки, очень наивны. Мидраш объясняет ситуацию так: пока была жива Рахель, ложе Яакова, т.е. его личное спальное место, стояло в шатре Рахели, и Лея (а также сыновья) признавали такой порядок вещей, ставивший Рахель на первое место в семье. Но после смерти Рахели Яаков, вместо того чтобы перенести свою кровать в шатер Леи, перенес ее в шатер Билhи, служанки Рахели, продемонстрировав, что для него воспоминание об умершей Рахели важнее живой Леи. Реувен, старший сын Леи, не смог вынести такого унижения матери. Возмущенный действиями Яакова, он привел в беспорядок кровать отца и вытащил ее наружу из шатра Билhи. И за то, что Реувен посмел вмешаться в интимную жизнь своего отца, Писание возвело на него видимость обвинения в прелюбодеянии.

Реувен (и его колено) не были лишены места в среде еврейского народа, но, из-за этого поступка Яаков лишил Реувена лидерства. Руководство должно находиться в руках хладнокровных и взвешенных людей, а скоропалительная эмоциональность и чрезмерная прямота не должны быть у власти.

Однако, демарш Реувена все же произвел позитивное влияние на отца, т.к., услышав о случившемся Яаков реагировал уже как Израиль (стих 22), т.е. в рамках национальной ответственности, и поэтому своего места среди колен Реувен не потерял.

Перечисляя детей, Тора описывает здесь (и в последующих стихах) структуру семьи. В рамках семьи Яаков остается Яаковом, его дети – из Падан-Арама (т.е. потомки Лавана), а первенство пока что остается у Эсава. Настоящим Израилем становится не Яаков, но лишь его потомки.

31.4. Возвращение в Хеврон и смерть Ицхака

(27) И пришел Яаков к Ицхаку, отцу своему, в Мамрэ Кирьят-Арба, он же Хеврон, где проживали Авраам и Ицхак.

Яаков уходил в изгнание из Беэр-Шевы (28:10), а теперь возвращается в Хеврон, – т.е. за те двадцать лет, пока Яаков отсутствовал, Ицхак переселился из Беэр-Шевы в Хеврон. А поскольку сказано: «в Хеврон, где проживал Авраам и Ицхак», можно понять, что и Авраам тоже провел конец жизни в Хевроне.

(28) И было дней Ицхака сто восемьдесят лет. (29) И скончался Ицхак, и умер, и приобщен был к народу своему, старый и насыщенный днями; и погребли его Эсав и Яаков, сыновья его.

«И погребли его Эсав и Яаков», т.е. Эсав остается старшим сыном. (И поскольку Яаков в рамках семьи уступает главную роль Эсаву, он снова называется здесь Яаковом). Лишь когда Эсав окончательно переберется на гору Сеир, Яаков выйдет на первый план.

Лицензия

Ицхак и Яаков Copyright © by Пинхас Полонский. All Rights Reserved.

Поделиться книгой