1 Глава 16. Хеврон и пещера Махпела

(23:1) И было жизни Сары сто лет, и двадцать лет, и семь лет – годы жизни Сары. (2) И умерла Сара в Кирьят-Арба, он же Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам скорбеть по Саре и оплакивать ее.

(3) И поднялся Авраам от умершей своей, и говорил к сынам Хетовым, сказав: (4) «Пришелец и оседлый я у вас; дайте мне участок для погребения у вас, и похороню умершую мою от лица моего».

(5) И отвечали сыны Хета Аврааму, и сказали ему: (6) «Послушай нас, господин мой, князь Божий ты среди нас; в лучшей из гробниц наших похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в своей гробнице для погребения умершей твоей».

(7) И встал Авраам, и поклонился народу земли той, сынам Хетовым; (8) И говорил с ними так: «Если есть у вас желание похоронить умершую мою от лица моего, то послушайте меня и попросите за меня Эфрона, сына Цохара, (9) Чтобы он отдал мне пещеру Махпела, которая у него, ту, которая на конце поля его; за полную плату пусть отдаст ее мне пред вами в собственность для погребения».

(10) Эфрон же сидел среди сынов Хетовых, и отвечал Эфрон, хетиец, Аврааму в слух сынов Хетовых, пред всеми, входящими во врата города его, и сказал: (11) «Нет, господин мой, послушай меня: поле я отдал тебе, и пещеру, что в нем, тебе я отдал ее, на глазах сынов народа моего я отдал ее тебе; похорони умершую твою». (12) И поклонился Авраам пред народом земли той. (13) И говорил он Эфрону в слух народа страны, и сказал: «Если бы ты только меня послушал! Я даю тебе серебро за поле: возьми у меня, и я похороню там умершую мою». (14) И отвечал Эфрон Аврааму, сказав ему: (15) «Господин мой! Послушай меня: земля в четыреста шекелей серебра между мною и тобою, что она? А умершую твою похорони». (16) И внял Авраам Эфрону; и отвесил Авраам Эфрону серебро, о котором он говорил в слух сынов Хетовых, – четыреста шекелей серебра, имеющих хождение у торговцев.

(17) И стало поле Эфроново, которое в Махпела, против Мамрэ — поле и пещера в нем, и все деревья, которые в поле, во всем пределе его вокруг,- (18) За Авраамом, как покупка пред очами сынов Хетовых, пред всеми, входящими во врата города его. (19) А после этого похоронил Авраам Сару, жену свою, в пещере поля Махпела, что против Мамрэ, он же Хеврон, в земле Ханаанской. (20) И стало поле и пещера, которая в нем, погребальным уделом Авраама от сынов Хетовых.

16.1. Жизнь Сары и три ее победы

Раздел «Хайей Сара», «Жизнь Сары», состоит из трех рассказов, каждый из которых посвящен отдельной теме. Первым идет рассказ о том, что Сара умирает, и Авраам хоронит ее в пещере Махпела. Далее рассказывается, как «слуга Авраама» (согласно мидрашу, это был Элиэзер) идет искать жену Ицхаку, приводит Ривку, и она занимает место Сары, «главной женщины в семье». Завершает этот раздел рассказ о женитьбе Авраама на Кетуре, рождении их детей, а затем о смерти и похоронах Авраама.

Таким образом, о Саре (о ее смерти и похоронах) говорится лишь в начале раздела, а в дальнейшем ее имя вообще почти не упоминается. Но тогда в чем же смысл того, что раздел называется «Жизнь Сары», – ведь, как мы уже отмечали выше, названия недельных разделов являются не только «техническими» (по одному из первых слов, с которых начинается раздел), но и отражают его смысл в целом.

Ответ состоит в том, что раздел «Хайей Сара» – это итог жизни Сары. И в нем рассказывается, как уже после смерти она одержала три важнейшие победы, направила историю семьи в то русло, которое считала правильным.

Первая из них – то, что Авраам похоронил ее в Хевроне, и этот город стал важнейшим еврейским центром, вторым по значению после Иерусалима. Мы уже обсуждали, что Авраам был склонен к жизни в Беэр-Шеве, внутри государства Авимелеха; Сара же, с ее нацеленностью на будущее создание народа, считала, что центром жизни семьи должен быть Хеврон, требующий независимой государственной позиции. Своей смертью в Хевроне Сара заставила Авраама переместить туда центр семьи, – и впоследствии мы увидим, что действительно, Ицхак и Яаков живут в Хевроне.

Второй победой Сары было решение Авраама выбрать жену для Ицхака из своих родственников, «иврим», а не женить его на девушке из окрестных народов. Мы отмечали, что Авраам был настроен на универсализм, поэтому его вполне устраивал брак с египтянкой Агарь, и он рассматривал Ишмаэля как возможного продолжателя его дела. Но линия Сары – «национально-еврейская» – побеждает, и Авраам ищет невесту Ицхаку только из родственной семьи.

И, наконец, третья победа Сары – это история о детях Авраама от Кетуры. С одной стороны, очень правильно, что Авраам берет себе еще одну жену, потому что мужчина не должен оставаться неженатым. Но к этому времени Авраам уже однозначно понимал, что его наследником может быть только Ицхак, сын Сары, и поэтому он уже сам отослал всех сыновей от Кетуры на Восток; он дал им подарки, но не сделал своими наследниками.

Таким образом, влияние Сары на Авраама выразилось не только в том, что он слушался ее голоса при жизни (изгнал Агарь и Ишмаэля, 23:3), но и в том, что Авраам прислушивался к мнению Сары даже после ее смерти. Сара сумела правильно построить свои отношения с Авраамом и помочь ему продвинуться в аспекте гвуры. А поэтому даже после ее смерти Авраам идет по пути, который она указала.

И в свете всего сказанного становится понятным смысл названия недельного раздела «Хаей Сара» – «Жизнь Сары».

16.2. Хеврон как национально-государственный центр

(1) И было жизни Сары сто лет, и двадцать лет, и семь лет – годы жизни Сары. (2) И умерла Сара в Кирьят-Арба, он же Хеврон, в земле Ханаанской.

«Годы жизни Сары – и умерла Сара»: смерть Сары является частью ее жизни – в том смысле, что даже своей смертью она смогла продвинуть развитие еврейского народа, сместить центр жизни семьи из Беэр-Шевы в Хеврон.

Последнее место, о котором нам сообщается, что там живет Авраам, это Беэр-Шева, а про Сару говорится, что она умерла в Хевроне. Мы обсуждали выше, что Хеврон – это центр Иудеи и категория «малхут», царство. Бог предоставил Аврааму в период его жизни в Хевроне потенциальную возможность для создания государственности, но Авраам не был готов к этому, он не взял на себя руководство над Содомом и его перевоспитание – и поэтому после разрушения Содома ушел из Хеврона и поселился в государстве филистимлян, чтобы в далекой от столицы и от политики Беэр-Шеве оставаться лидером чисто духовным. Но Сара понимает, что такой подход неправилен, и вновь сдвигает Авраама в сторону Хеврона, места национально-государственной, а не только духовной самоидентификации.

Если бы центром формирования еврейского народа стала Беэр-Шева, это означало бы, что мы являемся представителями духовности в государстве филистимлян, а тогда духовность – это одно, а материальное и государственная власть – другое, и эти понятия разделены. Филистимлян такой подход вполне устраивал, они были согласны принимать Авраама как выдающегося религиозного лидера, и даже сам Авимелех, царь Герара, приходит к нему, заключает союз и просит о духовном покровительстве.

Однако еврейский подход выступает против принципа «кесарю кесарево, а Богу Богово», ибо утверждает, что все в мире едино и что национально-государственный диалог с Богом не менее важен, чем диалог индивидуальный. Авраам не мог дойти до этого уровня. Он будет достигнут только детьми Яакова, которые будут уже «Исраэль», а не только «иврим». Авраам же находится пока еще только на уровне индивидуального, а не общенационального диалога с Богом, и поэтому вполне удовлетворен статусом духовного лидера внутри филистимского государства.

Но Сара не может оставить ситуацию в таком виде, поэтому перед смертью она переезжает в Хеврон. Хеврон находится не в государстве филистимлян, а в Земле Ханаанской, где нет единого государства (каждый город является самостоятельным государством), поэтому, живя в Хевроне, нельзя избежать политической и государственной ответственности.

В Хевроне (и в Ханаане вообще) национально-государственное и духовное измерения жизни объединены, поэтому Сара выбирает именно это место для своего погребения, чтобы туда был направлен вектор развития строящегося еврейского народа.

16.3. Сара возвращает Авраама в Хеврон

(2) …И пришел Авраам скорбеть по Саре и оплакивать ее.

«Пришел Авраам» – после Акеды Авраам возвращается в Беэр-Шеву, теперь же он должен пойти в Хеврон.

Возможно, что когда Сара ушла в Хеврон, Авраам сразу за ней не пошел; возможно, он не совсем разделял ее устремления. Но смерть Сары в Хевроне побудила Аврааму осознать значение этого города и сделать его центром жизни будущего еврейского народа.

Эта сила влияния Сары на создание еврейского народа была осознана Авраамом, и поэтому он приходит, прежде всего, «скорбеть по Саре», что означает осознанное понимание утраты; а уже затем «оплакивать ее» – эмоциональная реакция.

(3) И поднялся Авраам от умершей своей…

«И поднялся Авраам…». Человек не должен позволить смерти близкого поработить себя, он должен жить дальше. Но этот стих имеет и дополнительный смысл. «И поднялся Авраам от [= под воздействием] умершей своей – т.е. сама смерть Сары возвышает Авраама, заставляет его подниматься.

16.4. Двойственность статуса Авраама

(3)…и говорил к сынам Хетовым, сказав: (4) «Пришелец и оседлый я у вас; дайте мне участок для погребения у вас, и похороню умершую мою от лица моего».

Авраам начинает с необычной формулировки: «пришелец и оседлый житель я». Этим он подчеркивает свой парадоксальный статус: он «скиталец» и «житель» одновременно. Пришельцу (скитальцу) дают только из милости, а оседлый житель получает по праву – это противоположные понятия. Но они оба присутствуют в статусе Авраама.

Исходно Авраам чужак и скиталец, потому что он пришел из другого места. Позже он обосновался на земле, и именно здесь, в Хевроне, заключал политические союзы, и даже выиграл войну. Но он не воспользовался плодами победы и ушел жить в государство филистимлян – и поэтому сейчас снова его статус неопределен.

Однако именно здесь ситуация меняется. Авраам приходит к сыновьям Хетовым «колеблющимся» статусом, но разговор с ними и покупка Махпелы – а также урок, который Авраам из этого извлекает – помогают ему укорениться в Стране и создать в ней базу для еврейского народа.

16.5. «В лучшей из гробниц наших похорони умершую твою»

(5) И отвечали сыны Хета Аврааму, и сказали ему: (6) «Послушай нас, господин мой, князь Божий ты среди нас; в лучшей из гробниц наших похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в своей гробнице для погребения умершей твоей».

Сыны Хета, казалось бы, отвечают на просьбу Авраама более чем положительно. Они говорят: «Послушай нас, господин мой, князь Божий ты среди нас». Это показывает, что они чрезвычайно уважают Авраама, и его статус как духовного лица очень высок.

Но в этом высоком статусе есть и опасность: поскольку ты такой великий, то можешь хоронить свою умершую в любой гробнице, и никто тебе не откажет. Поскольку ты такой великий, то не надо заниматься такими мелочами, как покупка участка для захоронения. И тогда Хеврон не стал бы будущим еврейским центром

Но Авраам воспринял ту идею, которую передала ему Сара, когда она пошла умирать в Хеврон. Ему нужно не просто похоронить жену – ему нужно создать точку опоры для будущего народа, и поэтому он не может похоронить Сару в чужой гробнице, а должен приобрести свою в собственность.

Подобная ситуация зачастую встречается в жизни, когда для устранения текущих проблем мы пользуемся чужими средствами, вместо того, чтобы создавать свои, и этим добиваться стратегического продвижения. Понятно, что пользоваться уже готовым обычно гораздо легче, чем строить свое, но использование чужого никогда не даст нам настоящей опоры в критических ситуациях. Похоронить своих умерших в чужом месте, конечно, можно, но создать духовный центр, который потом веками будет влиять на человечество, таким путем не получится. И поэтому Авраам не может принять это предложение.

16.6. Покупка пещеры Махпела

(7) И встал Авраам, и поклонился народу земли той, сынам Хетовым

Одним из самых отталкивающих из распространенных человеческих пороков является отсутствие чувства благодарности, и праотцы учат нас справляться с этим недостатком. Авраам не забывает поклониться сынам Хета. Когда окружающие люди готовы помочь, ни в коем случае нельзя пренебречь этим и не выразить благодарность, даже если тебе не подходит то, что они предлагают, и обсуждение еще продолжаются.

(8) И говорил с ними так: «Если есть у вас желание похоронить умершую мою от лица моего, то послушайте меня и попросите за меня Эфрона, сына Цохара, (9) Чтобы он отдал мне пещеру Махпела, которая у него, ту, которая на конце поля его; за полную плату пусть отдаст ее мне пред вами в собственность для погребения».

Мы уже упоминали мидраш о том, что Авраам задолго до этого, еще когда к нему приходили три ангела, решил выбрать эту пещеру, расположенную в Хевроне, как место для будущего семейного погребения, поскольку в ней были похоронены Адам и Ева.

Но между принятием решения и его осуществлением – огромное расстояние; для этого нужны большие усилия. К тому же, переселившись в Беэр-Шеву, Авраам мог не захотеть осуществлять решение, принятое в хевронский период. Но Сара, придя умирать в Хеврон, заставила Авраама осуществить его давнее намерение, и это – ее роль аспекта «гвура” в их внутрисемейных отношениях.

16.7. Погребальная пещера как место национальной опоры

Обратим внимание на два момента в словах Авраама. Во-первых, Авраам хочет получить пещеру за полную плату, а не в подарок. Подарок часто недостаточно юридически оформлен, и тогда его можно потом забрать обратно, а проданное имущество забрать уже нельзя. И, во-вторых, Авраам просит только пещеру, но не просит поле – ему нужно только место для погребения Сары.

Погребальная пещера – это то, что нельзя перенести, это вколоченный в землю колышек, который уже не сдвинется. Могильный комплекс указывает на вечную связь с местом, не зависящую от текущих событий. Отношение к погребенному – это отношение сущностное, а не функциональное. И поэтому первым приобретением евреев на Ханаанской земле становится погребальное, т.е. вечное владение.

(Отметим, кстати, что в ближневосточной культуре готовность человека отказаться от могил своих предков считается бесспорным признаком того, что на самом деле он не их потомок. Поэтому, когда некоторые израильтяне сегодня предлагают отказаться от могил в Хевроне и думают, что, пойдя в этом вопросе на уступки арабам, мы увеличим их готовность к миру, они ошибаются. Для арабов подобный отказ является лучшим доказательством того, что у евреев нет никакой связи с покоящимися в пещере Махпела, а значит, нет и вообще прав на Страну).

Однако в плане освоения Страны у места захоронения есть не только достоинство, но и недостатки. Захоронение создает место памяти, – однако оно не является местом жизни или работы. Туда приходят редко, лишь чтобы вспомнить об умерших, а живут и работают зачастую совсем в другом месте. Хотя, под давлением выбора Сары, Авраам устанавливает точку опоры в Хевроне, он планирует установить там только колышек памяти, но пока еще не место деятельности. Однако далее мы увидим, как в процессе осуществления этой покупки позиция Авраама изменяется.

16.8. Здание над пещерой Махпела и универсализм еврейской традиции

Название пещеры «Махпела» означает «двойная». Этому есть разные объяснения: и что она двухэтажная, и что там похоронены пары – Адам и Хава, Авраам и Сара, Ицхак и Ривка, Яаков и Лея. В течение четырех тысячелетий от Авраама до нашего времени она является одной из самых важных еврейских святынь, и всегда была местом паломничества евреев. К концу эпохи Второго Храма царь Ирод построил над пещерой величественное здание (той же архитектуры, что и Храм, который Ирод перестроил заново). Здание хорошо сохранилось до наших дней – это единственное сохранившееся здание иродианского периода, т.к. римляне, разрушившие Храм в Иерусалиме, не вели военных действий в Хевроне.

Пришедшие в 7 веке арабы надстроили над иродианским зданием мечеть, а крестоносцы превратили его в христианскую церковь. Затем снова пришли мусульмане и убрали все церковные атрибуты. И, наконец, в 1967 году власть над Хевроном и Махпелой вернулась в руки евреев. Сегодня это наполовину синагога, наполовину мечеть.

Здание над пещерой Махпела является, наверное, самым древним в мире зданием (по крайней мере, в западном мире), которое не только нисколько не разрушилось от времени, но и продолжает быть живым, действующим, использоваться по тому назначению, для которого было построено.

И мы уже отмечали, что значение пещеры Махпела не только в том, что там похоронены Авраам, Ицхак и Яаков, но в том, что там похоронен Адам. И поэтому мидраш говорит, что пещера Махпела – это ворота в Райский Сад, что Адам через эти ворота возвращен в «ту же землю, из которой был взят» (3: 19).

Смысл этого мидраша в том, что еврейская традиция, символом которой является пещера Махпела, идет от Адама, и она является не только еврейской национальной, но и универсальной, относящейся ко всему человечеству. Иными словами, иудаизм начинается не от Авраама, а от Адама.

По этой причине гробница, в которой похоронены Адам и Ева, является для Авраама правильным выбором. Укореняясь в земле Страны Израиля, Авраам выбирает место, которое имеет отношение ко всему человечеству. Этим он декларирует, что еврейский национализм имеет универсальное предназначение.

16.9. Эфрон сын Цохара – «Пепел на сиянии»

Человека, во владении которого находится пещера Махпела и у которого Авраам хочет ее купить, зовут Эфрон сын Цохара. Он не может быть случайным человеком, потому что случайные люди пещерой Махпела не владеют. И если Тора сообщает нам его имя, то это тоже не случайно – это означает, что имя владельца несет важную информацию для нас. «Эфрон» происходит от слова «афар» – «прах, пепел», нечто темное. А «Цохар», наоборот, означает нечто «светлое, белое» или «сияние» (оно родственно словам «цоhараим» – «полдень» и «зоhар» – сияние).

Иными словами, имя «Эфрон сын Цохара» означает «пепел на сиянии» или «темный, сын светлого». Таким образом, он происходит из какого-то замечательного рода, который имел блестящее начало и который, наверное, не случайно владеет пещерой Махпела, гробницей Адама, ведь там находится нечто универсальное, то, что имеет отношение ко всему человечеству. Он является хранителем важной общечеловеческой традиции. Этот «сын сияния» уже «присыпан пеплом», опустился до «праха», но в нем есть скрытый потенциал света, который он, возможно, даже не осознает. И Авраам должен не только купить у Эфрона пещеру Махпела, но и перенять у него этот потенциал. Даже такие люди, как Авраам, могут научиться некоторым важным вещам у, казалось бы, простого народа.

В самой пещере Махпела Эфрон не видит никаких особых достоинств; если бы он осознавал их, то не продавал бы ее. Уровень Эфрона – это когда у человека осталось уважение к мудрецам, но сам он всего лишь простой человек. Знания у таких людей слабы, но у них остаются естественные общечеловеческие понятия и прямота. И далее мы увидим, как они реализуются.

16.10. Покупка поля и статус Авраама

(10) Эфрон же сидел среди сынов Хетовых, и отвечал Эфрон, хетиец, Аврааму в слух сынов Хетовых, пред всеми, входящими во врата города его, и сказал: (11) «Нет, господин мой, послушай меня: поле я отдал тебе, и пещеру, что в нем, тебе я отдал ее, на глазах сынов народа моего я отдал ее тебе; похорони умершую твою».

Эфрон выдвигает иные, нежели Авраам, условия покупки: пещера не продается без поля, покупать пещеру без поля будет неправильно.

Подчеркивая законодательные принципы своего народа, Эфрон говорит: «По законам нормальной жизни нельзя купить место только для погребений. Нельзя быть чужим месту, и использовать его лишь для могил. Но можно купить землю, на которой покупатель будет жить, а тогда он может также и хоронить в пещере своих умерших. И поэтому изволь купить поле, а не только пещеру».

Таким образом, требование купить не только пещеру, но и поле – это требование к Аврааму повысить свой уровень связи с этим местом и свой статус в Хевроне. Эфрон убеждает Авраама: «Если ты хочешь, чтобы мы полноценно признали твое право хоронить на нашей земле, то ты не можешь относиться к этому только как к памятному месту, а с землей не иметь дела. Изволь приобрести поле и работай на нем, засевай его и собирай урожай. Не обязательно даже, чтобы ты переселялся сюда полностью, но кусочек твоей жизни и работы, одно из полей, принадлежащих тебе, должно быть здесь».

Авраам исходно – скотовод, пастух. Но постепенно еврейский народ должен перестать быть пастухами и стать земледельцами. Покупка поля около Хеврона стала первым шагом в этом направлении.

16.11. Авраам дважды кланяется сыновьям Хета

(12) И поклонился Авраам пред народом земли той.

Авраам вторично кланяется сынам Хета. Если первый поклон Авраама еще можно объяснить вежливостью, то второй поклон объяснить так уже нельзя. И если бы это просто был знак вежливости, то вряд ли Тора специально сообщила бы нам об этом, ведь в ней вовсе не описывается каждое действие, но только то, что будет ценным для всех поколений. В чем же смысл поклонов Авраама?

Авраам планировал купить в Хевроне только пещеру, место памяти, но теперь он покупает еще и поле – место жизни. Эфрон научил его тому, что одна только «память» невозможна, без жизни в Хевроне не будет настоящей памяти. И Авраам усвоил этот урок и поклонился сыновьям Хета в знак благодарности за него.

Авраам, «князь Божий», не стесняется показать, что он научился от Эфрона и сынов Хетовых чему-то важному.

До этого разговора Авраам собирался после похорон Сары вернуться в Беэр-Шеву, оставив в Хевроне только могилу. Теперь же в Хевроне создан центр еврейской жизни, а поэтому далее Авраам, а после него Ицхак и Яаков будут жить там.

Иудаизм отнюдь не утверждает, что «мы, евреи, сами все знаем, и нам нечему учиться у других». Даже праотец Авраам учится у ханаанейцев – и не стесняется этого. Наша избранность и передача Божественного света народам мира совсем не противоречит тому, что мы можем и должны у всех учиться. Более того, мы обязательно должны благодарить их за эту учебу.

16.12. Оформление покупки

(13) И говорил он Эфрону в слух народа страны, и сказал: «Если бы ты только меня послушал! Я даю тебе серебро за поле: возьми у меня, и я похороню там умершую мою».

Авраам соглашается с требованиями Эфрона и готов купить именно поле, с правом погребения. (Такая покупка может считаться законной, только если она сделана с общественного согласия, «в слух народа страны»).

(14) И отвечал Эфрон Аврааму, сказав ему: (15) «Господин мой! Послушай меня: земля в четыреста шекелей серебра между мною и тобою, что она? А умершую твою похорони».

Четыреста шекелей серебра были огромной суммой, но здесь Тора называет ее несущественной, потому что похороны Сары в Махпеле означают новый уровень становления еврейского народа.

(16) И внял Авраам Эфрону; и отвесил Авраам Эфрону серебро, о котором он говорил в слух сынов Хетовых, – четыреста шекелей серебра, имеющего хождение у торговцев.

«Имеющего хождение у торговцев» – т.е. это было серебро высшей пробы, конвертируемая валюта.

Все это было не местной сделкой, но событием мировой истории. Поскольку все западное человечество признает библейский текст священным, то запись Торы об этой покупке есть юридический документ мирового признания нашего владения территорией Махпелы. В Талмуде об этом сказано: «Это одно из трех мест, о которых народы мира не имеют возможности сказать Израилю, что это чужое достояние, которое вы присвоили».

16.13. «И стало поле и пещера уделом Авраама»

(17) И стало поле Эфроново, которое в Махпела, против Мамрэ: поле и пещера в нем, и все деревья, которые в поле, во всем пределе его вокруг, (18) За Авраамом, как покупка пред очами сынов Хетовых, пред всеми, входящими во врата города его. (19) А после этого похоронил Авраам Сару, жену свою, в пещере поля Махпела, что против Мамрэ, он же Хеврон, в земле Ханаанской. (20) И стало поле и пещера, которая в нем, погребальным уделом Авраама от сынов Хетовых.

Здесь уже подчеркнут именно сельскохозяйственный аспект приобретения Авраама. Поле и деревья – это то, над чем надо работать, их нельзя просто так оставить, приезжая лишь изредка; это жизнь, а не только память.

Махпела находится «напротив Мамрэ, он же Хеврон, в земле Ханаанской». Мамрэ – один из политических союзников Авраама (14:13). Таким образом, эта покупка возвращает Авраама не только в Хеврон, но и в точку его политической ответственности, к его политической функции в «земле Ханаанской». И ниже (24:3) мы увидим, что Авраам действительно живет в земле Ханаанской, а не в стране филистимлян.

«И стало поле…»: буквально «И поднялось поле и пещера…». Когда евреи начинают владеть Страной, она поднимается и светит миру, но без евреев Святая Земля не может давать свет человечеству.

Лицензия

Ицхак и Яаков Copyright © by Пинхас Полонский. All Rights Reserved.

Поделиться книгой